Толкование норм праватекст автореферата и тема диссертации по праву и юриспруденции 12.00.01 ВАК РФ

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
по праву и юриспруденции, автор работы: Манукян, Артем Генрихович, кандидат юридических наук

Введение.

Глава I. Понятие и сущность толкования правовых норм.

§ 1. Понятие толкования правовых норм и его функции.

§ 2. Толкование правовых норм и естественноисторическое понимание сущности права.

Глава II. Виды толкования правовых норм.

§ 1. Обзор научных представлений по вопросу о видах толкования. правовых норм.

§ 2. Виды толкования правовых норм в зависимости от его субъектов.

§ 3. Виды толкования правовых норм в зависимости от его средств.

1. Соотношение видов толкования правовых норм по средствам.

2. Грамматическое толкование.

3. Логическое толкование.

4. Систематическое толкование.

5. Историческое толкование.

6. Доктринальное толкование.

7. Вопрос о специально-юридическом толковании.

8. Социологическое толкование.

§ 4. Виды толкования правовых норм в зависимости от его результатов

1. Буквальное толкование.

2. Распространительное и ограничительное толкование.

4. Исправляющее (коррекционное) толкование.

Глава III. Пределы толкования норм права.

§ 1. Правотворчество в процессе толкования норм права.

§ 2. Толкование правовых норм и дискреционные полномочия в. правоприменении.

§ 3. Толкование норм права при аналогии закона и аналогии права.

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
по теме "Толкование норм права"

Актуальность темы исследования. Искусство толкования правовых норм составляет самую суть юриспруденции и основу профессиональной подготовки юристов. Между тем, начиная с советского периода, в нашей юридической литературе этой проблеме, на наш взгляд, уделялось недостаточное внимание, что было связано с упрощенными представлениями о законности как точном и неуклонном следовании предписаниям норм позитивного права, воплощающих волю господствующего класса. Такой подход ставил под сомнение правомерность каких-либо интерпретаций содержания этих норм по воле правоприменителя.

В настоящее время необходимость в активизации исследований в сфере толкования норм права назрела, что объясняется рядом причин. Прежде всего, необходимо отметить, что правовая реформа, развернувшаяся в России, привела к широкомасштабной смене законодательства по всем отраслям права. Исторически краткие сроки таких изменений, неизведанность и сложность задач, стоящих перед законодателем в принципиально новых социально-политических условиях, неизбежно приводили к снижению качества принимаемых законов как с точки зрения их технико-юридической формы, так и правового содержания; к возникновению коллизий и пробелов в законодательном материале. Следствием этого явились возрастание роли правоприменения, объективная необходимость в навыках квалифицированного и научно-обоснованного толкования правовых норм.

Вместе с тем, непростой, противоречивый, но неуклонный процесс совершенствования нового российского законодательства, сопровождающийся его приведением в соответствие с общепризнанными принципами и стандартами международного права, прямым действием норм Конституции Российской Федерации, имел своим результатом формирование сложной правовой системы, требующей от правоприменителя системного юридического мышления. Его неотъемлемым атрибутом является способность правоприменителя ориентироваться в системе и иерархии правовых норм, умение интерпретировать и применять к конкретной жизненной ситуации общие правовые предписания, не ожидая их казуистической детализации в законодательстве.

Однако существующие на данный момент теоретические представления о толковании правовых норм имеют значительные пробелы, затрудняющие его практическое использование.

Степень разработанности проблемы. В советское время богатые традиции в области толкования правовых норм, созданные российскими правоведами в дореволюционный период, во многом оказались забыты. Лишь в последнее десятилетие были переизданы некоторые из работ русских правоведов, посвященных данной проблеме.1 Будучи подлинной сокровищницей знаний о толковании права, они были написаны на материале дореволюционного русского законодательства и потому сегодня могут иметь относительно ограниченное применение. Число работ советских авторов, непосредственно посвященных толкованию норм права, невелико.2 В последние годы научное исследование проблемы толкования правовых норм интересовало авторов в основном в специальном или отраслевом аспектах, что нашло отражение в работах,, посвященных официальному и неофициальному толкованию норм права, эффективности актов юридического толкования,4 правоприменительному толкованию,5 ин

1 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства В II т. СПб., 1996. Т. I. С. 160 -183; Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов (практическое пособие). М., 1997.

2 См.: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР М., 1962; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976; Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. М., 1972; он же: Толкование советского права. М., 1979.

3 См.: Бараташвили Д.Т. Принципы официального юридического толкования: Дисс. . канд. юрид. наук. 2005: Соцуро JI. В. Неофициальное толкование норм российского права. М., 1996; Скрябин A.JI. Эффективность актов юридического толкования: Дисс. .канд. юрид. наук. 2005.

4 См.: Скрябин A.JI. Эффективность актов юридического толкования: Дисс. .канд. юрид. наук. 2005. терпретационной деятельности органов конституционной юстиции6 и судебных органов,7 специальным приемам или конкретным видам толкования.8 Лишь работы А.Ф. Черданцева и В.А. Петрушева9 непосредственно посвященные проблеме толкования правовых норм в целом.

Таким образом, подавляющее большинство названных трудов посвящено либо исследованию отдельных видов толкования, либо освящению лишь тех или иных его сторон. В работах же по правореализации данная проблематика рассматривалась как смежная, причем роль толкования сводилась к юридической аргументации в правоприменительном процессе. Как правило, различные виды (или способы) толкования рассматриваются изолированно, а вопрос об их взаимодействии и приоритетах в значительной степени остался открытым.

Отмечая определенную степень научной проработанности отельных аспектов диссертационной проблематики, вместе с тем следует констатировать, что в юридической науке недостаточно исследованы вопросы: о конкретных приемах и правилах толкования норм права; о соотношении, очередности и приоритетности тех или иных видов толкования; о возможности формулирования новых норм права в ходе толкования правовых норм и соотношении толкования норм права со способами восполнения пробелов в законодательстве — аналогией за

5 См.: Гаврилов Д. А. Правоприменительное толкование: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2000

6 См.: Гаджиев X. И. Толкование норм Конституции и закона Конституционными Судами: на примере Азербайджанской Республики и Российской Федерации: Дисс. .д-ра юрид. наук. М„ 2001.

7 См.: Питерская A. JI. Официальное толкование норм конституции Российской Федерации высшими судебными органами: Дисс. .канд. юрид. наук. М., 2003.

8 См.: Ващенко Ю.С. Филологическое толкование норм права: Дисс. .канд. юрид. наук. Саратов, 2002; Березовская Е.В. Правотолкование и индивидуальное правовое регулирование: Дисс. .канд. юрид. наук. 2005; Лукашук И.И. Толкование норм международного права. М., 2002.

9 См.: Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003; Петрушев В.А. Проблемы толкования права в Российской Федерации. М.: Рос. Правовая академия МЮ РФ, 2003. кона и права, судебным прецедентом и правовым обычаем.

Данное диссертационное исследование призвано отчасти восполнить этот пробел.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования служит процесс толкования правовых норм. Предметом исследования являются структурные и функциональные отношения различных видов толкования и пределы действия толкования в процессе правореализации.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в разработке теоретико-правовой модели, адекватно отражающей структурно-иерархические и функциональные соотношения различных видов толкования и пределы их действия в процессе правореализации.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- сформулировать понятие толкования правовых норм, определить его признаки и функции;

- исследовать содержание различных видов толкования правовых норм, провести их систематизацию и на этой основе обосновать логико-концеп-туальную модель классификации видов толкования правовых норм по различным критериям;

- обобщить имеющиеся в научной литературе воззрения о правилах толкования правовых норм и на этой основе сформулировать правила толкования применительно к различным его видам;

- обосновать авторскую концепцию о соотношении, очередности, правилах взаимодействия и системных связях различных видов толкования;

- обосновать возможности и пределы толкования правовых норм в сопоставлении с дискреционным усмотрением в правоприменении и способами восполнения пробелов в законодательстве.

Методологическая основа исследования. В ходе работы над диссертацией использовались методы структурного и функционального анализа, формально-юридический метод, методы историко-правового исследования и сравнительного правоведения, построения гипотез, формально-логический метод толкования нормативных правовых актов. Особенности объекта и предмета исследования предопределили необходимость использования такого метода, как интерпретации правовых и философских идей, в том числе идей современных философских герменевтиков (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Г.Г. Гадамер) о придании, «приписывании» смысла при интерпретации текстов, использовании принципа «аппликации», или «применения», под которым имеется в виду действительное, «практическое» понимание в соответствии с меняющимися объективными условиями и потребностями общественной жизни.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых, принадлежащих к различным научным направлениям и школам и являющихся выразителями различных взглядов на обозначенную темой исследования проблематику.

При формулировании научных положений и выводов диссертант опирался общетеоретические суждения о сущности права, юридической деятельности, толкования норм права и правоприменения, содержащиеся в работах Н.Г. Александрова, С.С.Алексеева, В.Г.Антропова, В.К. Бабаева, В.М. Баранова,

A.Я. Берченко, С.Н. Братуся, Ю.Н. Бро, А.Б. Венгерова, Н.В Витрука., Л.Д. Воеводина, Н.А.Гредескула, Ф.А. Григорьева, И.Я. Дюрягина, А.В Завадского,

B.Н. Карташова, Т.В. Кашанина, Д.А. Керимова, К.Н. Княгинина, В.Н. Кудрявцева, Э.В. Кузнецова, В.В.Лазарева, А.В. Малько, Я.С. Михаляка, Т.Я. Насыро-вой, П.Е. Недбайло, B.C. Нерсесянца, Ю.С.Решетова, Р.А. Ромашова, В.А. Руд-ковского, Л.И. Спиридонова, М.С. Строговича, В.М. Сырых, Ю.Г. Ткаченко, И.Е. Фарбера, А.Д. Черкасова, Л.С. Явича и др. Специфика исследования предопределила необходимость обращения к трудам ученых, представляющих отраслевые юридические науки. В этой связи диссертантом проанализированы точки зрения об особенностях интерпретационной деятельности в рамках административного, уголовного, уголовно-процессуального, международного права, представленных в трудах таких ученых, как М.Г. Авдюков, Я.М. Брай-нин, Ю.Х. Калмыков, А.П. Коренев, А.В. Наумов, Р.С. Реза, А.С. Шляпочников, П.С. Элькинд, В.А. Юсупов и др. Диссертантом проанализированы и точки зрения о толковании права с точки зрения философской герменевтики, представленные в трудах таких известных западных ученых, как Гадамер Г.Г., Дильтей В., Рикер П., Хайдеггер М, Шпет Г. и др.

Эмпирическая база исследования. В качестве эмпирической базы, позволяющей исследовать закономерности и продемонстрировать возможности тех или иных видов толкования, а также правила их взаимодействия, использован ряд опубликованных на протяжении 1992-2005 гг. решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, Верховного Суда Российской Федерации, арбитражных судов, касающихся различных отраслей права; с этой же целью диссертантом изучен ряд вынесенных в 1994-2005 гг. судами Санкт-Петербурга решений по уголовным и гражданским делам.

Научная новизна исследования. Новизна результатов исследования состоит в том, что в диссертации впервые предпринята попытка построения системной концепции толкования правовых норм, относящихся к различным отраслям права. Виды толкования, выделяемые по разным критериям, рассматриваются не изолированно, а как система взаимосвязанных элементов, находящихся друг с другом в структурной и функциональной зависимости, и обладающих разными возможностями. Это позволяет теоретически определить основания и условия использования тех или иных видов толкования, а также правила их взаимодействия и пределы толкования правовых норм.

На защиту выносятся следующие основные выводы и концептуальные положения положения, отражающие научную новизну исследования:

1. Различные виды толкования правовых норм образуют систему, в рамках которой они находятся в сложных иерархических отношениях. Так, систематическое толкование с точки зрения достоверности уступает толкованию логическому и поэтому должно быть задействовано только тогда, когда логическое толкование оказалось неэффективным. В то же время систематическому толкованию может быть отдано предпочтение перед толкованием грамматическим. В процессе грамматического толкования семантическому значению слова следует отдавать предпочтение перед этимологическим в случае их коллизии. Для достоверного вывода о содержании закона грамматическое толкование должно быть выверено толкованием логическим и систематическим. Когда же это не дает достоверного результата, предпочтение может быть отдано другим видам толкования, основанным на внешних по отношению к тексту закона источниках (историческому, доктринальному и т.д.). Исторический, доктринальный, социологический и специально-юридический виды толкования имеют вероятностный, вспомогательный характер.

2. Специальная норма, как правило, имеет преимущество перед нормой общего характера, однако принципы-максимы всегда имеют преимущество перед специальными нормами. В целях определения приоритетности толкования необходимо разграничивать между собой специальные, профилирующие и комплексные правовые отрасли. Если норма принадлежит к профилирующей отрасли, то в случае коллизии ее с нормой специальной отрасли приоритет должно отдавать норме специальной. Если же норма профилирующей отрасли вступает в конфликт с нормой соответствующей комплексной отрасли, приоритет остается за нормой "первородной" профилирующей отрасли.

3. Кодифицированные нормативные акты в рамках своего предмета регулирования имеют приоритет над актами не кодифицированными. Также общепризнанные нормы международного права, которые касаются прав человека и гражданина (так же, как и межгосударственные договоры), имеют приоритет над внутренними законами и являются непосредственно действующими.

4. Если из нормы законодателем были исключены либо, наоборот, она была пополнена теми или иными условиями или признаками, то, пользуясь историческим толкованием, нельзя понимать ее так, будто она все еще подразумевает прежнее содержание (правило уважения законодательных новаций).

5. Следует выделить три подвида доктринального толкования: догматическое, реальное, специально-юридическое, а также четыре подвида коррекцион-ного (исправляющего) толкования: технико-коррекционное, рационально-коррекционное, легитимно-коррекционное, модернизационное.

6. При использовании правоприменителем дискреционного усмотрения имеет место особый, самостоятельный вид толкования правовой нормы по результату, который можно называть дискреционным толкованием. В случае применения закона по аналогии имеет место смешанный вид толкования, сочетающий признаки толкования логического и дискреционного. По критерию результата такое толкование предлагается именовать трансдуктивным.

7. При применении аналогии права имеет место дискреционное эвристическое толкование объективных правовых положений, которые вычленяются из правовой действительности и формулируются правоприменителем. Дискреционное эвристическое толкование при применении аналогии права есть принадлежность лишь официального судебного толкования.

8. В соответствии с естественноисторическим подходом к сущности права судьи, прибегая к аналогии права или исправляющему модернизационному толкованию, не творят новые нормы, а лишь декларируют их, поскольку предпосылки для этих норм уже естественно сложились, и они объективно готовы стать общеобязательными в силу назревших потребностей общества. Открываемые в ходе правового толкования новые нормы имеют своим источником судебные прецеденты и юридические обычаи.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит, прежде всего, в том, что толкование норм права представлено как система, состоящая из различных видов толкования, которые находятся в сложных иерархических отношениях; при этом определены приоритеты и закономерности взаимодействия между собой различных видов толкования; а также пределы действия толкования норм права в сочетании с дискреционным усмотрением правоприменителя; определено соотношение понятий толкования правовых норм, судебного прецедента и юридического обычая. Сформулированные в работе теоретические положения и выводы дополняют, развивают и конкретизируют представления теории государства и права о понятии толкования норм права, его видах, пределах действия, источниках, взаимоотношениях различных видов толкования правовых норм.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что в нем обобщены и сформулированы конкретные правила юридического толкования, позволяющие правоприменителю успешно разрешать проблемные ситуации, возникающие при реализации правовых норм.

Апробация результатов исследования. Диссертации выполнена, обсуждена и одобрена на кафедре теории и истории государства и права Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Предложения и основные выводы исследования апробированы в учебном пособии «Толкование норм права» и в трех статьях в научных журналах и сборниках. Выводы диссертационного исследования используются автором при проведении занятий со студентами по дисциплине «Юридическое консультирование» на факультете права и экономической безопасности Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета.

Ряд ключевых положений диссертации изложены автором на международной научно-практической конференции «Философия и право», состоявшейся в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов 28 февраля 2006 г.

ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ
по специальности "Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве", Манукян, Артем Генрихович, Санкт-Петербург

Заключение

1. Толкование правовых норм - это уяснение их подлинного содержания, раскрытие внутреннего юридического смысла. Это не просто извлечение из правового текста воли законодателя, но познавательная деятельность, нацеленная на выявление динамического объективного смысла заключенного в норме правового явления, определяемого современными потребностями общественного развития.

2. Потребность в толковании вытекает не только, и не столько из технического несовершенства некоторых правовых норм, их неясности или двусмысщ ленности, но, главным образом, из самого существа правореализации. Текст правовой нормы часто недостаточен для извлечения всей содержащейся в ней информации, которая поэтому должна быть раскрыта иными средствами, в частности посредством интерпретации, или толкования.

3. Существует определенная иерархия различных видов юридического толкования. Так, официальное толкование имеет преимущество перед неофициальным. Грамматический, логический и систематический виды толкования (текстуальные виды), являются наиболее достоверными, и, если с их помощью удается выяснить действительный смысл нормы, ему следует отдавать предпочтение перед результатами всех других, не текстуальных видов толкования. 1

Систематическое толкование обычно уступает логическому по своей силе и очередности, поэтому систематическое толкование используется, как правило, только тогда, когда логическое оказалось неэффективным. В то же время систематическому толкованию может быть отдано предпочтение перед толкованием грамматическим. Исторический, доктринальный, социологический и специально-юридический виды толкования имеют своим основанием данные, находящиеся за пределами действующего законодательства, поэтому их результат, как правило, имеет вероятностный, вспомогательный характер. Социологическое толкование, также как доктринальное, всегда дает лишь вероятностный Щ к результат и играет вспомогательную роль по отношению к логическому, систематическому, историческому видам толкования.

5. Следует выделить ряд правил толкования правовых норм:

5.1. Грамматическое толкование, которое определяет содержание нормы, исходя из ее речевой формы, подчиняется следующим правилам:

1) Предпочтение следует отдавать тому смыслу нормы, который более правилен по своей грамматической форме.

2) Семантическому значению слова следует отдавать предпочтение перед этимологическим в случае их коллизии.

3) Широкому смыслу слова принадлежит преимущество перед узким. Однако специально-юридическому значению слова должно отдаваться предпочтение перед обыденным.

4) Для достоверного вывода о содержании закона грамматическое толкование должно быть выверено толкованием логическим и систематическим. Когда же это не представляется возможным, предпочтение может быть отдано другим видам толкования, основывающимся на внешних источниках, при условии, если это ведет к более вероятным выводам о содержании нормы.

5.2. Логическое толкование должно отвечать следующим правилам:

1) Если в юридической норме содержится определение некоего предмета, то при логическом толковании оно должно быть перенесено на другой предмет, оказавшийся по своим признакам тождественным с первым.

2) Законодатель предполагается мыслящим непротиворечиво, поэтому в случае логической коллизионности правовых норм толкователь, по возможности, должен либо разграничивать сферы действия каждой из них либо одну из них считать общим правилом, а другую - исключением из него.

3) Из двух контрадикторных суждений или одно, или другое является истинным, и поэтому исключается возможность истинности третьего, среднего суждения. Однако при этом следует иметь в виду, что в реальной юридической практике подобное исключающее отношение противоположностей может

4Q иметь место только при определенных обстоятельствах и лишь на определенной фазе развития явления, а именно, при поляризации противоположностей в реальной действительности.

4) Для всякого суждения должно быть приведено достаточное основание его истинности, доказательство того, почему именно дело обстоит так, а не иначе (принцип достаточного основания).

5) Если закон допускает несколько толкований, из которых одно приводит к абсурду, а другое нет, приоритет надо отдать последнему, то есть более рациональному толкованию, соответствующему естественному порядку вещей ("золотое правило" толкования). Однако "золотое правило" толкования правовых норм не следует понимать слишком буквально, в том смысле, что выбор толкователя ограничен лишь двумя крайностями: рациональность - абсурд. Во внимание может приниматься и весь промежуточный спектр между этими противоположностями, и из нескольких возможных объяснений основания нормы должно быть избрано наиболее рациональное.

6) Из двух одинаково возможных и рациональных смыслов нормы следует предпочесть тот, при котором норма представляется более справедливой.

7) Если все возможные варианты толкования одинаково рациональны и справедливы, следует избрать тот из них, который представляется наиболее милостивым.

5.3. Систематическое толкование, выясняет действительное содержание правовых норм путем исследования их места в той или иной правовой системе. Оно должно соответствовать таким правилам:

1) Норме придается тот смысл, который соответствует ее положению в системе права, установленному законодателем.

2) Специальная норма, как правило, имеет преимущество перед нормой общего характера, однако принципы-максимы всегда имеют преимущество перед специальными нормами. В целях определения приоритетности толкования необходимо разграничивать между собой специальные, профилирующие и комплексные правовые отрасли. Специальные отрасли имеют дело с тем же самым предметом регулирования, что и профилирующие, но не в полном объеме, а только с определенной (специальной) его частью. Если норма принадлежит к профилирующей отрасли, то в случае коллизии ее с нормой специальной отрасли приоритет должно отдавать норме специальной. Комплексной следует считать только такую отрасль законодательства, которая одновременно, но в особом ракурсе регулирует предметы нескольких профилирующих отраслей. Если норма профилирующей отрасли вступает в конфликт с нормой соответствующей комплексной отрасли, приоритет остается за нормой "первородной" профилирующей отрасли.

3) Приоритет отдается нормам источника права, обладающего большей юридической силой. В частности: кодифицированные нормативные акты имеют приоритет над актами не-кодифицированными, поскольку кодификация - высшая форма систематизации права, она отражает особое внимание законодателя к данной сфере общественных отношений; общепризнанные нормы международного права, которые касаются прав человека и гражданина (так же, как и межгосударственные договоры), имеют приоритет над внутренними законами и являются непосредственно действующими.

5.4. Существуют следующие правила исторического толкования:

1) Норма, содержащаяся в позднейшем по времени законодательном акте имеет преимущество перед той, которая была установлена предыдущим актом, регулировавшим такие же общественные отношения, если иное не установлено законом.

2) Если из нормы законодателем были исключены либо, наоборот, она была пополнена теми или иными условиями или признаками, то нельзя толковать ее так, будто она все еще подразумевает прежнее содержание (правило уважения законодательных новаций).

3) При толковании норм права должны приниматься во внимание те исторические условия и обстоятельства, в которых они действуют и которые воздействуют на понимание их содержания субъектами правореализации. Толкование норм права обязано учитывать функционально-исторический аспект их понимания и действия. В этой связи можно говорить об историко-социологической разновидности толкования.

6. Следует выделить несколько видов доктринального толкования: а) догматическое доктринальное толкование, отличающееся метафизическим стремлением установить и использовать неизменные понятия и основополагающие элементы права; б) реальное доктринальное толкование, которое, в отличие от догматического толкования, исходит из представлений об изменчивости права, отражающего результирующий вектор потребностей и направлений развития общества; в) специально-юридическое толкование правовых норм. В отличие от других разновидностей доктринального вида толкования специально-юридическое толкование оперирует не принципами права или конкретной его отрасли, концептуально регулирующими содержание тех или иных правоотношений, а выработанными теорией (доктриной) права технико-юридическими принципами, правилами и подходами. Определяющее значение при специально-юридическом толковании имеет не понятие системы нормативных актов, места и роли в ней отдельных ее элементов (правовых отраслей, институтов, норм права, правовых предписаний), а особенности юридической формы отражения действительности, специфической юридической "логики", часто расходящейся с формально-логическими представлениями.

7. Социологическое толкование направлено на выявление содержания правовой нормы исходя из предположения о той практической цели, которую мог преследовать законодатель при ее установлении. Оно всегда имеет форму толкования телеологического. Основанием для такого способа толкования является либо практический опыт, либо данные социологических исследований, то есть внешние по отношению к закону источники.

8. Буквальное толкование есть наиболее неустойчивый вид интерпретации правовых норм. Если оно не дает немедленного достоверного вывода, а логическое, систематическое, доктринальное, историческое толкование указывают на иной результат, то именно этим видам должно быть отдано предпочтение.

9. Норма может подвергаться исправляющему, или коррекционному толкованию, когда порок нормы заключается в том, что слова законодателя выражают совершенно другую мысль, чем та, которую он намеревался вложить или должен был вложить в данную норму, либо когда норма превратилась в очевидный анахронизм. Можно выделить четыре разновидности коррекционного толкования: а) технико-коррекционное толкование, исправляющее очевидные редакционные промахи в тексте закона; б) рационально-коррекционное толкование "от абсурда", исправляющее явные смысловые несообразности интерпретируемой нормы, поскольку слова законодателя выражают другую мысль, чем та, которую он пытался вложить в эту норму; в) легитимно-коррекционное толкование, трансформирующее содержание нормы в соответствие с нормой, имеющей большую юридическую силу; г) модернизационное коррекционное толкование, приводящее содержание нормы права в соответствие с изменившимся смыслом регулируемых ею общественных отношений, выявляющее ее объективный правовой смысл в настоящих социальных условиях.

Модернизационное исправляющее толкование правовых норм будет правомерным лишь в случае соответствия его "основной норме", т.е. общим правовым положениям, основным принципам права. То есть модернизационное толкование должно быть разновидностью легального исправляющего толкования. Однако это не исключает, а предполагает возможность создания правоприменителем новых норм меньшей степени общности, которые бы действовали взамен предписаний, не отвечающих требованиям нормы "основной".

10. При дискреционном усмотрении правоприменителя имеет место особый, самостоятельный вид толкования правой нормы по результату. Такое толкование не совпадает ни с одним из других видов толкования в зависимости от его результатов (буквальным, распространительным или ограничительным, исправляющим, изъяснительным). Осуществляя свои дискреционные полномочия, правоприменитель наполняет норму конкретным, ранее нигде не прописанным содержанием. Этот вид толкования правовых норм, можно назвать дискреционным толкованием. Осуществляя свои дискреционные полномочия, правоприменитель не может быть и полностью свободным в своем усмотрении. Он, во-первых, должен следовать цели и предмету регулирования интерпретируемой им правовой нормы, во-вторых, обязан принимать во внимание также и содержание некой "основной нормы", извлекаемой из общих начал и смысла соответствующей отрасли права и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости.

11. В случае применения закона по аналогии имеет место смешанный вид толкования, сочетающий признаки толкования логического и дискреционного. Отличительной его особенностью является то, что в ходе его происходит перенос части законодательного материала, который как бы встраивается в новую юридическую среду, обретая в известной мере новый, интерпретированный смысл. Поэтому по критерию результата такое толкование следует именовать трансдуктивным.

12. При применении аналогии права также имеет место юридическое толкование. Это дискреционное эвристическое толкование неких объективных правовых положений, которые интерпретируется (толкуются) с точки зрения "вычленения" их правомерного содержания и конструирования юридической формы.

13. Естественноисторический подход к сущности права открывает путь к объяснению феномена конструирования судами новых правовых норм в процессе юридического толкования. В соответствии с ним судьи не творят новые нормы, а декларируют, или, точнее, формулируют их, поскольку предпосылки для них уже естественно сложились, и эти нормы объективно готовы стали общеобязательными в силу назревших потребностей общества. Момент для этого настает, когда общественные потребности опредмечиваются в общественных ожиданиях. Судья, действуя в соответствии с общественными ожиданиями, использует дискреционное эвристическое толкование объективного правового положения.

11. Вопрос о том, является ли сформулированное вновь положение правом либо это юридическая ошибка, всегда остается в той или иной степени открытым. В этой связи приобретает большое значение характер процесса, в рамках которого происходит толкование. Он должен быть обставлен достаточными гарантиями достижения истины и обеспечивать вынесение гласного, обоснованного и мотивированного решения. Отсюда следует, что дискреционное эвристическое толкование при применении аналогии права есть принадлежность лишь официального (судебного) толкования.

12. Для того, чтобы открытое таким путем правоположение приобрело статус именно юридической нормы, то есть общеобязательного правила поведения, необходимо соблюдение еще одного условия: помимо внутренней нормативной формы, которой является юридическая формулировка (конструкция), оно должно иметь и внешнюю нормативную форму, в качестве которой выступает источник права. Только в этом случае можно говорить о толковании собственно нормы права, а не просто открытого судьей правоположения, как "вещи в себе". Таким источником права может служить судебный прецедент (например, содержащиеся в решениях Конституционного Суда РФ) или юридический обычай. В случае, если правовой обычай еще не сформировался, правоприменитель, конструируя по своему дискреционному усмотрению новую норму должен действовать объективно, то есть так, чтобы избранный им вариант поведения не вызывал, по его мнению, споров в профессиональном сообществе судей либо в целом в общественном мнении, то есть, гипотетически, был бы способен стать правовым обычаем.

БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ
«Толкование норм права»

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля2002 г. N 95-ФЗ.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30 ноября 1994г. N 51-ФЗ.

4. Гражданский процессуальный Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N137.Ф3.

5. Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. № 136-ФЭ.

6. Жилищный кодекс российской Федерации от 29 декабря 2004 года N 188-ФЗ.

7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30декабря 2001 г. N 195-ФЗ.

8. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-Ф3.

9. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ.

10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ.

11. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-Ф3.

12. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1974-1979). М., 1981.

13. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, принятые с апреля 1992 г. по ноябрь 2000 г./ Библиотечка журнала "Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ". Специальное приложение к № 1. 2001, январь.

14. Практика рассмотрения в уголовном судопроизводстве исков о возмещенииморального вреда, причиненного преступлением. // Вестник Верховного Суда Украины. 2000. №4. С. 29-40.

15. Монографии, авторефераты диссертаций

16. Алексеев С.С. Общая теория права. В II тт. т. II. М.: Юридическая литература, 1982.359 С.

17. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма-ИНФРА« М, 1999. 760 С.

18. Барак А. Судейское усмотрение. Пер. с англ. М.: Издательство Норма, 1999.363 С.

19. Богданов А. Всеобщая организационная наука (Тектология). Ч. 1. JI.-M.: Книга, 1925. 349 С.

20. Боннер А.Т. Примечание нормативных актов в гражданском процессе. М.: Юридическая литература, 1980. 236 С.

21. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: "Статут", 1997. 681 С.

22. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М.: Юридическая литература, 1967. 472 С.

23. Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применение законов. М: Юридическое бюро "Городец", 1997. 128 С.

24. Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права, М., 1976. 196 С.

25. Гражданское право. Учебник. // Под ред. проф. А.П. Сергеева и проф. Ю.К. Толстого. В 2-Х частях. Ч. 1. 596 С.

26. Давид Р. Основные правовые системы современности. М: 1988. 496 С.

27. Дурденевский В. Иностранное конституционное право в избранных образцах. Л.: Государственное издательство, 1925. С.

28. Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М.: Городец. 1997. 309 С.

29. Йзензее Й., Кирххоф П. Коституционное право Германии, М.: Юридическая литература, 1994.487 С.

30. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2004. Изд. 2-ое, перераб. и доп. 845 С.

31. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1909. С.

32. Курс гражданского процесса: субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. Т. 1. Васьковский Е.В. М.: Бр. Башмаковы, 1913. 586 С.

33. Лазарев В.В. Общая теория государства и права. М., 1996. 337 С.

34. Лазарев В.В. Применение советского права. Казань: Издательство Казанского университета, 1972. 302 С.

35. Лившиц Р.З. Теория права. М.: Издательство БЕК, 1994. 208 С.

36. Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М.: Спарк, 1997. С.

37. Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона. Казань: Издательство Казанского университета, 1988. 196 С.

38. Нерсесянц B.C. История политических и правовых учений. М.: Норма-ИНФРА • М. М., 1998. 727 С.

39. Нерсесянц B.C. Философия права. М.: Норма-ИНФРА • М. М.: 1997.

40. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1994. 928 С.

41. Пиголкин А.С. Общая теория права, М., 1996. 483 С.

42. Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. 210 С.

43. Пишина С.Г. Правоинтерпретационные ошибки. Проблемы теории и практики. Автореф. канд. дис. Нижний Новгород, 2000. 19 С.

44. Речицкий В.В. Свобода и государство. Харьков: Фолио, 1998. 144 С.

45. Русинов Р.К. Социалистическое право и правосознание. // Основы теории государства и права. / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Юрид. лит. 1971. 332 С.

46. Смирнов А.В, Калиновский К.Б. Уголовный процесс. Учебник. СПб.: Питер, 2004. 698 С.

47. Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб.: Альфа, 2001. 316 С.

48. Спасов Б.П. Закон и его толкование, М., 1986. 169 С.

49. Теория государства и права. М.: Издательство "Зерцало", 1998. 446 С.

50. Теория права и государства М.: Издательство БЕК, 1995. 346 С.

51. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства В II т. СПб., 1996. Т. I. 657 С.

52. Хессе К. Основы конституционного права Германии, М, 1981. 278 С.

53. Хропанюк В.Н. Теория государства и права, М.: 1995. С.384.

54. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М.: 2003. 381 С.

55. Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М.: 1979. 325 С.

56. Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск, 1972.246 С.

57. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. 2003. 381 С.

58. Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М.: Юридическая литература, 1960. 246 С.

59. Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: Форум, 1997. 239 С.

60. Янев Я.Г. Правила социалистического общежития: их функции при применении правовых норм. М., 1980. 287 С.1. Научные статьи

61. Белкин А. А. Аналогия в государственном праве. Правоведение. 1992. №6. С. 42-45.

62. Дмитриенко Ю.А. Роль толкования правовых норм в условиях современности. / ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2000. Выпуск 1. М: МГИУ. 2000. 221 С.

63. Егоров С. А. Конституционный надзор в современной политико-правовой теории США. // Государство и право. N 4. 1991. с.121-130.

64. Марусин И.С. Возмещение морального ущерба в новом Гражданском кодексе Российской Федерации. // Правоведение. 1997. № 1. С. 32-37.

65. Маслов А.А. Налоговые споры: теория и практика. // http://www.klerk.ru.

66. Попкова О.А. Судейское усмотрение в гражданском процессуальном праве. // Законодательство. М., 1999. № 2. С. 63-64.

67. Шварц М.З. Судебная практика и гражданское судопроизводство. // Судебная практика в Российской правовой системе. СПб.: СПб ГУ, Юридич. факультет, 2003. С. 79 -103.

68. Хабриева Т. Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции. // Государство и право. N 3. 1993. С.16-18.

69. Хабриева Т.Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции в деятельности Конституционного Суда РФ. // Государство и право. № 4. 1996. с. 15-22.

70. Литература на иностранных языках

71. Bolle Р.-Н. Le proces penal nouveau. // Revue de droit penal et de criminologie. 1995. № l.P. 132-139.

72. Green T. Liberal Legislation and Freedom of Contract. // Liberty. N.-Y.: Oxford University Press, 1991. 456 P.

73. Mcllwain. С. H. Constitutionalism Ancient and Modem. Ithaca: Cornell University Press, 1947. 327 P.

2012 © LawTheses.com